?

Log in

О ТВОРЧЕСКИХ ПОЕЗДКАХ, БАРАХОЛКАХ, СВИНОЙ ГОЛОВЕ, ЧЕРНОМ РЫНКЕ ТРУДА В БРУКЛИНЕ И ОДНОМ ЧУЧЕЛЕ ЛИСЫ

« previous entry | next entry »
май. 13, 2016 | 12:24 pm

Оригинал взят у lattona в О ТВОРЧЕСКИХ ПОЕЗДКАХ, БАРАХОЛКАХ, СВИНОЙ ГОЛОВЕ, ЧЕРНОМ РЫНКЕ ТРУДА В БРУКЛИНЕ И ОДНОМ ЧУЧЕЛЕ ЛИСЫ

«Клад на чердаке». 100х100, холст, масло, 2002.

Говорили с Петром Фроловым! Вместо вступления лишь скажу по делу: кто раньше работ не видел, сходите на сайт и посмотрите их в большом размере. И узрите, сколько там всего удивительного!


«Цветочная парфюмерия». 98х226. Керамическое панно, роспись ванной комнаты. Надглазурная эмаль. 2011

- Я когда первый раз увидела твои картины, в какой-то момент не смогла смотреть – так была поражена. Пришлось отложить и набраться сил для восторга. И как-то переварить тот факт, что кто-то рисует то, что у меня в голове. Когда меня спрашивают «что у вас в голове, что вы такое рисуете?», мне хочется ответить «там то, что я не умею рисовать. Но это умеет другой художник. Вот сходите-посмотрите... Там все очень подробно». Так что я, наверное, не удержусь и спрошу: а что у тебя в голове, что ты такое рисуешь?! Как такое происходит? Ты делаешь эскизы? Собираешь материал? Или садишься и зарисовываешь пространство листа (холста), начиная с левого верхнего угла?

- Сейчас я повторюсь, так как на этот вопрос отвечаю очень часто. Я картину изначально записываю. Можно это обозвать синопсисом. То есть описываю словами основную идею, структуру – просто от руки в блокноте или, на худой конец, шлю сам себе смс. Потом стрелками задаю движения, как полководец: эта масса движется справа и вверх, это пятно ныряет вниз, и так далее. Ну а потом подбираю модель, натуру, на фоне чего это будет происходить. Наверное это похоже на эскиз, но для постороннего взгляда это выглядит, как каракули сумасшедшего. Раньше я собирал материал к работе, сейчас стоящий слева компьютер с интернетом для меня не менее важен чем лежащая справа палитра. Любой пришедший мне в голову бред мгновенно отыскивается в гугле.


«Салатная Туфлямания». 100х75 акварель, тушь. 2011

- Надо же. Я тоже всегда сначала пишу идеи для рисунка словами. А расскажи, что такое «творческая поездка»? Я лишь прочла, что ты их «регулярно устраиваешь», но плохо себе представляю, что это. Расскажи, про какую-нибудь. И что они тебе дают.

- Ну, у нас всегда была жизнь на чемоданах, с самого детства… А когда сгорел наш дом, то мы года три из имущества владели аж двумя чемоданами, двумя ноутбуками и одним фотоаппаратом.


«Письма друзьям». 50х60, акварель, бумага, тушь, 2006.

Однажды у меня был крупный заказ на тему Царя Салтана. Причем заказчик хотел не иллюстрации к сказке, а огромный холст! Отрисовывал я его в нашей деревеньке Кишарино. В тот год стояла тихая дождливая осень. Я бесконечно ходил за грибами. Настало время писать всю эту историю на острове Буян. Я понял, что мне не то что необходима другая натура, нет… мне необходимо себя вынуть из состояния осенний элегии, нужны совершенно другие эмоции. Я стал думать, что, в моем понимании, сказочный остров? На следующий день мы летели в Гавану.


«И я там был» (Царь Салтан), 200х150, холст, масло. 2011

Я обожаю на новом месте из ничего устраивать мастерскую, и чтоб удобную, обжитую. В Гаване, например, мы сняли коморку прямо на крыше. Писать там было роскошно, но жить невозможно. Для жилья мы нашли более комфортное место и вместе с кубинцами дисциплинировано ездили каждое утро на работу. Жизнь во Флоренции мы начали с закупки пиломатериалов, чтобы напилить нужные нам подрамники и сколотить мольберты. На Карпатах мы отмыли и обжили часть казармы в заброшенной военной части. Вид там открывался невероятный и печи изразцовые топились.


Художники и Хризантемы. Буква Х, Азбука. Акварель тушь. 75х56. 2013


«Летний чай и добрая весть на Транссибирской магистрали. Пиковая дама». Из серии «Карты путешествия». 47х60, смешанная техника, 2006

- Прекрасно. Я вынуждена задать тебе глупый вопрос. Мой сын увидел у меня на экране твои работы и у нас разгорелась дискуссия о тебе. Суть такова: несомненно, - говорит Алеша, - что если он сам все это нарисовал, то он величайший художник в мире. Так вот. Ты САМ все это нарисовал?... Потому что по количеству сложных и многоплановых картин мне тоже кажется, что это возможно за 10 жизней. Ты быстро работаешь? Рисуешь целый день, каждый день? Пользуешься услугами двойника? Как это выходит?

- Двойника у меня нет. Я действительно постоянно, ежедневно много работаю. Причем всю сознательную жизнь. А еще я могу совершенно ни на что не отвлекаться, ну вот вообще ни на что, особенно на скучное. Еще в студенчестве я понял, что на уборку и быт (с 18 лет я жил в мастерской) у меня уходит много времени, да и неряха я, хотя люблю чистоту. Вывод: незачем себя мучить – продай этюд – найми домработницу. Сейчас у меня есть небольшой бизнес, галерея. Там работает отличный коллектив, они – скорее, мои друзья и соратники, чем просто сотрудники… Они делают за меня абсолютно всю рутинную работу: заказывают рамы, дают рекламу, пакуют и перевозят выставки, берут билеты, содержат в порядке машины, печатают баннеры и флаеры, ведут переговоры с музеями, общаются с клиентами, ну, в общем, все!


«Охота». Триптих. Из серии «Игры в охоту». 32х64, холст, масло, 2004.

- Я обещала Алеше задать тебе еще один вопрос. Он внимательно изучил твое творчество, выбрал, какие бы ему хотелось постеры, и все-таки озвучил мучительное: «Почему все великие художники рисуют, в основном, женщин, которые куда-то смотрят или где-то сидят?» Я прошу тебя отнестись к вопросу серьезно, потому что, если подумать, то ведь так и есть...

- В Питерской Академии есть байка. Все задания по композиции можно разложить на три группы. Первая, самая часто встречающаяся – это «чернуха»: расстрелы, блокада Ленинграда, смерть родственника, и т. д. Вторая – «тягостные раздумья»: Пушкин застыл на крыльце в Тригорском, девушка на волжской круче смотрит в никуда, бабушка замерла, глядя на фотографию усатого красавца в военной форме... Третья, самая редкая группа – «веселуха»: свадьба, новоселье, карнавал и так далее. В силу жизнерадостности я не писал работы из первой группы, зато «тягостным раздумьям» посвятил много времени. Сейчас я себя несколько критикую за тот период. Теперь мне куда интереснее безумное движение, «веселуха» в общем.


«Рождественские хлопоты». 230х100, холст, масло. 2010


«Король шалит» Азбука. Акварель, тушь. 76х57. 2011

Ну а почему женщины? Ну во-первых, мне значительно интереснее изображать женские фигуры, женская пластика интереснее мужской. Но главное – с женщинами гораздо шире поле для фантазии, юмора и иронии. А еще мне с детства было страшно интересно придумывать женскую моду, аксессуары, украшения…


«Мысли силуэтом». Из серии «Ожившие шляпы». 45х90, смешанная техника, 2006

- Ты работал грузчиком в Русском Музее и садовником в предместьях Парижа. Какие-нибудь еще экзотические работы? Как тебе вспоминаются те времена? Тяжело? Легко? Грустно? Весело?

- В детстве мы жили очень весело и очень бедно. Мама работала в библиотеке, папа – в издательстве «Искусство». Какие там были в конце 80-х зарплаты, ты догадываешься. Папа при том маниакально собирал библиотеку по искусству, а мама на каждые каникулы нам устраивала поездки по стране, многодневные пленэры. Поэтому крутились мы все. Если удавалось заработать творчеством – отлично, нет – любым другим законным или полузаконным способом.


Марки моего мира. Буква М. Серия "Азбука". акварель тушь. 75х56. 2014

В 14 лет я ездил в эстонский колхоз грузить сено, продавал картошку и яблоки. Мыл бутылки из под масла и сдавал (этим заниматься даже алкашня брезговала). Позже, в Нижнем, чтобы не выкинули из гостиницы, мутил на рынке с дефицитными сигаретами, из Белоруссии возил мясо и хрусталь. В Штатах, помню, вообще пару месяцев работал на нелегальном рынке труда в Бруклине, пока мне не пообещали соотечественники – «Вы-таки, юноша, достукаетесь и получите п*зды».

Было это так. Часов в шесть утра стоишь с толпой бывших соотечественников, латиноамериканцев и черных на обочине. Подъезжает машина, из нее орут – кто готов заливать гудроном крышу гаража (таскать кондиционеры на 10-й этаж, грузить в самосвал мусор)? платим пять баксов в час! Все отказывались и весь день ждали предложения в семь баксов, ну а я соглашался…
Потом я барыжил самоварами во Франции, возил контрабандой секондхэнд из Норвегии, нелегально торговал янтарем в Стокгольме и не раз смывался от полиции на ворованном велике, возил мебель на фургоне из Нью Йорка в Бостон для еврейской общины, подрабатывал таксистом в Питере. Грустно мне от всего этого не было, скорее, наоборот. Баек на эту тему у меня на пару томов.


«Тысяча мелочей или бег в мешках по Малой Голландии». Из серии «Малая Голландия». 100х70, акварель, бумага, тушь, 2007.

- Надеюсь, ты их напишешь! Еще биографический вопрос. Вот у тебя довольно запутанное образование. Из художественной школы исключили за неуспеваемость по точным наукам. Брал частные уроки живописи у Валентины Герасимовой. Поступил в Мухинское училище на отделение книжной графики и эстампа. Из-за неуспеваемости по «шрифтам» перевелся в Театральный институт на отделение «художник сцены». Что из этого было для тебя самым значимым? Что тебя сделало?

- Меня отовсюду выгоняли, это правда. Учился я отвратительно. То, что считал для себя не нужным, не делал и все тут. Самым значимым, наверное, было доказать выгнавшим меня завучам или деканам, что они мудаки. В этом мне помогала Валентина Герасимова, харизматичнейшая личность и удивительный педагог.


«Гусь в мешке». Из серии «Крымские каникулы». 100х70 акварель, бумага, тушь. 2008

- Любимый материал? Масло? Акварель? Графика? Другое?

- В любой технике я работаю в принципе одинаково. Если это акварель (смешанная техника), то я делаю четкий рисунок коричневой кохиноровской тушью. Обязательно закладываю пятна. Стараюсь добиться чтобы работа на промежуточном этапе состоялась как самостоятельный графический лист. Только после этого я ввожу цвет. В масле все совершенно то же самое, только вместо кохиноровской туши для прорисовки я пользуюсь плотной, почти типографской краской – темным капут мортумом. Думаю, я график, даже когда работаю маслом.


"Departure" Из серии "Драконопись ". 140х230, холст, масло. 2013
- Как ты относишься к вещам? (да, я видела фотографии твоих шкафчиков, полочек, стен и комнат:) Расскажи немного об этом.

- Я – редкостный барахольщик, просто чокнутый. Наталья такая же. Мы совершенно случайно в студенчестве купили два дома в Тверской губернии. Один из них мы стали перестраивать совершенно бестолковым образом, но с размахом. В тот период мы жили то во Франции, то в России. За полгода пребывания во Франции мы скупали на «ежеуикэндных барахлюндиях» тонны хлама. У нас был большой автобус, мы запихивали туда все это и ехали к нам в деревеньку Кишарино расставлять по полочкам и шкафчикам. Коллекционировали мы все подряд: медь, фарфор, буржуйки, шляпки, чайники, кофемолки, ну и конечно, книги.


«Возвращение с блошиного рынка». Эскиз оформления магазина Brick-o-Chic в Лондоне, 50х60, тушь, 2005


«Я не курю турецкий табачок, или парад ваз в Маленькой Голландии». Из серии «Малая Голландия». 100х70, акварель, бумага, тушь, 2007.

Помню случай. Скупили мы на барахолке под Парижем у одного таксидермиста огромную коллекцию чучел – фазанов, белок, уток, оленьи головы и изумительную лису с дерзкой мордой и пушистым хвостом. Всего чучел штук, наверное, двадцать. Домой мы ехали в сочельник. Автобус был полностью забит барахлом, а сверху, чтобы не поломать – поставили чучела, причем именно эта дерзкая лиса из-за пушистого хвоста никуда не помещалась! Дальше – представь себе картину: огромная пробка на выезде из Парижа, семьи с детишками едут на рождественские каникулы. Среди толпы машин движется автобус с Питерскими номерами. За рулем – толстый бородатый дядька. На переднем сидении – Наташа обнимает лису, хвост которой торчит в окно, а сзади из всех окон видны животные и птицы, в сумерках неотличимые от настоящих!



"Тонны Тонета!" Венская барахолка. Диптих. 40х120, акварель тушь. 2009

Осенью 2011 года дом был полностью закончен, и он был прекрасен своим идиотизмом! Три этажа сомнительнейшей планировки, море косяков в инженерии, немыслимые сложности с отоплением… но уютный был страшно! В доме было 10 печей, два камина, огромная библиотека и миллион антикварной фигни различного предназначения. Пока мы писали на Кубе, все это сгорело дотла.
Сейчас я живу в другом, новом, продуманном и комфортном доме, смотрю на газон за окном – туда, где стоял тот наш первый глупый дом. Я совершенно не жалею о случившемся. Сгоревшие любимые вещи у меня в сознании остались как существующие. Ну типа «у тебя есть этот уникальный самовар, но не здесь, не рядом, а где-то. Но он есть, он твой». Страшно жалко картины и библиотеку… Зато мы полностью отформатировали сознание, как диск на компьютере – ррраз! и ничего нет. Все пусто и много места.

- не знала… Картины? Много ваших картин сгорело? Или удача успела их рассовать по галереям?

- У меня сгорели папки с эскизами, очень много, а картин – несколько штук. У Натальи все куда хуже. К тому времени мы открыли нашу первую галерею, Московский Tamburinn, там экспонировалось большинство работ.




"Туфли", из серии "Сбежавшие предметы". 35х32, 2011


«Лейка (Дерево желаний). Из серии "Сбежавшие предметы". 35х32. 2011

- Два художника в семье. Вы друг другу советуете? Критикуете? Восторгаетесь? Поторапливаете? Утешаете? Приносите чай во время перерывов?

- Раньше мы по студенческой привычке работали в одной мастерской, обсуждали что-то, музыку слушали… Лет пять назад разбежались. Каждому для творчества понадобился свой персональный угол. В моем случае – еще и с замком, чтобы запираться. Но мы по нескольку раз в день бегаем друг к дружке за советом. Если в разлуке, то советуемся по скайпу или фотографии работ друг другу шлем. За надцать лет я настолько изучил творческую кухню Наташки, а она – мою, что восторгаться или критиковать друг друга в нашем случае было бы чем-то неестественным, пафосным… Так, подтруниваем – типа «флейц поширшэ схватила и давай махать, как шваброй – нет что бы о деталях задуматься». Или «сидишь сгорбленный, нулевкой запонку на мышином манжете выдрючиваешь, а кто о целостности листа будет думать?»


«Мыши в Casino de Paris», 100х50, смешанная техника, 2006


«Делайте ставки на красного гуся». Из серии Игра. 56х70, смешанная техника, 2007.

- Как вы познакомились с Наташей?

- В девяносто-раннем году в Питерском горисполкоме вышло указание – дескать, мастерские мы даем не только членам союза художника, а всем, у кого есть интересная творческая концепция. Об этом написали в Ленинградской правде. Через час после выхода газеты мы с моей мега-мамой ехали на трамвае в горисполком и придумывали творческую концепцию, да похлеще! позлободневнее! Уже через неделю я, восемнадцатилетний пацанчик, стал обладателем гигантской четырехкомнатной квартиры на Владимирской площади аж на целых пять лет. С огромной бывшей коммунальной кухней, с дровяной плитой, с парадным и черным ходом… В соседней 11-комнатной (!) квартире тусили рокеры. Рядом бурлил знаменитый в те годы сквот – Пушкинская 10. Там пьянствовали Митьки, появлялись БГ, Курехин, Шевчук… До моей родной Мухи было 15 минут быстрой прогулки. Естественно, вся Муха болталась у меня в мастерской. Я был страшно модный:)


«Ушанки и буденовки, или вечерние полеты в Чердыне». 170х65, холст, масло. 2010

Перед просмотрами во всех комнатах и на кухне мы круглосуточно всей оравой рисовали, ну а после сессии долго, шумно и весело пьянствовали. Там я познакомился с Наташкой – она пришла в гости с нашей общей подругой. Наташа мне очень понравилась, но она была замужем. Потом я познакомился с ее мужем и мы даже все вместе и моей тогдашней девушкой весело прокатились по Вологодчине. Лет через пять Наталья с друзьями заглянула ко мне уже в другую мастерскую – проконсультироваться насчет Парижских выставок… Она разводилась с мужем, заканчивала Академию, хотела начать самостоятельно выставляться. Ну вот с тех пор мы и вместе.


Царь цветов. Буква Ц. Азбука. акварель, тушь. 75х56. 2013

- Вы с Натальей организовали собственные галереи Tamburinn. Это было сложно, трудоемко? Где, в основном, продаются работы? На выставках, в ваших галереях, как-то иначе?

- Наши Тамбурины не появились на пустом месте. Просто в какой-то момент для нашей выставочной деятельности возникла потребность в "порте прописки", а начал я эту галерейную или окологалерейную катавасию бог знает когда в юношестве, в Коннектикуте. Тогда я начал тратиться на рамы, цветокоррецию файлов, печать постеров и других материалов, аренду стендов, выставочное оборудование, ну и т. д. Скоро стало ясно, что и творчеством, и коммерцией заниматься трудно, я стал нанимать помощников ... Так что этот галерейно-барыжий хвост тянется из юношества. Большинство последних работ, вернее все оставшиеся последние работы, были проданы просто через почту, через галерею – только мелкая графика.

Работ у меня почти нет, несколько график осталось. Все раскупили, что и хорошо, и плохо. На несколько лет вперед голова и руки уже выкуплены. Но позитивный момент в том , что те темы которые мне неинтересны я могу позволить себе не делать.


«Капризы страуса перед балом». Из серии «Реклама событий, которых не было». 56х70, акварель, бумага тушь, 2008

- Расскажи забавный или удивительный случай с выставки.

- На одной из выставок устроили вернисаж "С": готовили угощения, глядя на мой лист из серии "Азбука" на букву С. Скатерть расстелили на Сене. Угощали гостей Сосисками, Сардельками, Салом, Свёклой, Солью, Сахаром, Спагетти, Самогоном, Сушками и так далее. Во главе стола (сеновала) среди салатных листьев возлежала огромная свиная башка с сережкой в ухе и сигарой в зубах. Глаза у нее были из маслин, а белки глаз – из тыквенных семян. Умертвляли свинью явно варварским способом – череп ей проломили топором. Но наша подруга Таня подошла к проблеме творчески и выпекла хряку симпатичную бейсболку из теста. Голова у этой свиньи оказалось столь огромной, что даже простояв 4 часа в духовке, не пропеклась. Таня предупредила – не жрите! она не съедобна! Но разве ж это кого-то остановит... Несмотря ни на какие мольбы, башку обглодали, отъели пятак, уши, щеки, слопали бейсболку, а потом кто-то упер остов домой.


«На бал в Балаклаву». Из серии «Крымские каникулы». 56х70 акварель, бумага, тушь 2008

- Расскажи о визуальном наваждении. Подозреваю, что у тебя их много. Чтоб было понятно, о чем я: например, если в картине есть дирижабль или воздушный шар, то мне она понравится, независимо от всего остального. То же самое касается старинных цирковых велосипедов, заводных кукол и автоматонов, масок, чудовищ из бестиариев и так далее. Я могу нарисовать нечто очень сложнонавороченное ради одной понравившейся прически 18 века. Расскажи о своих.


«Кринолин над городом». Из серии «Маскарад на ходулях». 40х50, акварель, бумага, тушь, 2006

- Даже не знаю, что и добавить. Все тобой перечисленное меня вдохновляет. Правда, последнее время ловлю себя на одном моменте… Сейчас, к примеру, я работаю над «Азбукой» и вот, скажем, делаю я разворот на букву Т. Среди предметов на данную букву мне надо нарисовать Телефон и Телевизор. Конечно, рука сама выводит эдакий аппарат, в который перед разговором нужно докричаться до «барышни-телефонистки», который мелодично дзынькает в передней или висит черным агрегатом в длинном коммунальном коридоре, а вокруг все пространство испещрено нацарапанными на стене номерами. Ну а телевизионный ящик, конечно, накрыт кружевной накрахмаленной салфеткой… Наверное, это все-таки, особенно в разрезе азбуки, неправильно. Наверное, нужно исхитриться и найти ловкий ход, как интересно отображать современный быт, современные девайсы.


Тигры над тибром. Буква Т. Азбука. акварель тушь. 75х56. 2013


Жатва, или Женихался Жорж к Жоржетте. Буква Ж. Азбука. акварель, тушь. 75х56. 2014


Наводнение на Неве. Буква "Н", Азбука. Акварель, тушь. 75х56. Санкт-Петербург, деревня Кишарино. 2014

- Есть такое. Я называю это «проблемой Чуковского». Она широко распространена в детской классической литературе – совершенно невозможно современному ребенку читать про все эти тазы, ухваты, сита-корыта и кочергу... Напоследок расскажи немного о раннем детстве, родителях, семье. Что поразило, что повлияло, что сделало таким, какой есть.

- Мои родители – неслыханные путешественники и романтики, причем с годами они темп только наращивают и в одном, и в другом… 76 лет ребятам. У них праздник каждый день! Оленька возвращается с дачи – Лёвушка мчится на такси в Метрополь за слоеными пирожками, как же можно встретить Оленьку бульоном без метрополевских пирожков? У родителей всегда праздничный завтрак, обед и ужин, где бы они ни были – дома или в поездке, в отличном отеле или плохонькой придорожной гостинице. На крахмальной скатерти или на ящике из-под картошки. Наверное, я у них унаследовал умение будни превращать в праздники, порой самыми простыми подручными способами.


Ялтинские Яблоки. Буква Я. Азбука. акварель тушь. 75х56. 2014


«Небесный карамболь». Триптих, 35х60, 80х60, 35х60. Из серии Игра. смешанная техника, 2007

- Дай нам напутствие. Как жить и творить. Что делать, чему учиться, на какой зов идти, чтобы стать художником?

- В пять лет я поступил в студию рисования «Мы рисуем в Эрмитаже». Базировалась она под Иорданской лестницей Зимнего дворца, вполне такое местечко! А вел занятия у нас обаятельнейший Борис Кравчунас. Молодой мухинец, яркий брюнет с пышными усами и тихим голосом, врожденный интеллигент. Сейчас он так же и там же преподает. Теперь он – заслуженный-перезаслуженный преподаватель России, бесспорно он гений!

Так вот. Была у него любимая присказка: «Художник всегда прав». Впрочем, говорил он это, просматривая наше детское творчество, в очень разных контекстах. Например: «Не ясно, Петя, что ты тут хотел изобразить, но! художник всегда прав.» Или же: "Вот молодец! Наконец-то! Художник всегда прав!»

Эта фраза запала намертво в мой детский мозг. С этими словами я иду по жизни. Этот простой девиз сплетает вокруг тебя, особенно в фазе становления и неуверенности в себе, непробиваемую кольчугу, а также заставляет относиться с уважением к коллегам, работающим в самых разных, порой неприемлемых для тебя формах творчества.



художник в творческой поездке:)

Ссылка | Оставить комментарий | Поделиться

Comments {0}